Карта сайта
Mithun.ru - российский фан-сайт легендарного актера индийского кино Митхуна Чакраборти

Легенда о храмовой танцовщице с Явы




Подобно пестрому персидскому ковру история танцовщицы Мата Хари изначально была соткана из разноцветных нитей фантазий и домыслов. У новой звезды было мало общего с бывшей женой Рудольфа Мак-Леода и еще меньше — с Маргаретой Гертрудой Зелле. Газеты, падкие на новые сенсации, подогревали интерес публики и изощрялись в самых неправдоподобных подробностях ее биографии. Легенда о храмовой танцовщице с Явы, вскружившей голову офицеру колониальных войск и приехавшей за ним в Европу, красноречиво объясняла экзотическую прелесть знаменитости и ее интерес к восточной культуре.

Своей подлинной истории Маргарета в интервью старалась не касаться - хотя и в ней были свои тайны. Например, в смерти ее маленького сына многие биографы впоследствии винили не эпидемию холеры (или, по одной из версий, венерическую инфекцию, сифилис, переданный детям отцом), а туземную няню, желавшую отомстить Мак-Леоду за разлуку с женихом,
служащим под его началом. Но дети и неудачное замужество были, по-видимому, слишком болезненной темой для Маргареты, поэтому прошлое Мата Хари практически создано заново - с учетом образа и ожиданий публики.В многочисленных интервью Око Дня настолько увлекалась повествованием о своей вымышленной жизни, что у журналистов не было недостатка в самых удивительных подробностях. Порой она и сама не могла отличить провинциальную даму Маргарету Зелле от актрисы и храмовой танцовщицы Мата Хари, продолжая играть привычную роль в обыденной жизни со свойственным ей артистизмом.

Версии происхождения Мата Хари периодически менялись в угоду ее новым фантазиям. То она представлялась дочерью европейцев, родившейся на Яве, то говорила о том, что ее мать - храмовая танцовщица из Индии. (Индия и Ява впоследствии настолько сплелись в ее повествованиях, что стали олицетворять Восток вообще.) Далее следовал рассказ об отрочестве, прошедшем в храме некоего бога, которому родители посвятили дочь при рождении. Воспитателями девочки были жрецы, и вся жизнь ее должна была пройти в храме. Впечатлительным читателям газет нужен был лишь намек на сенсацию - и они создавали ее сами. Одни утверждали, что новая знаменитость -самозванка; другие намекали, что она - индийская принцесса; третьи объясняли ее экзотическое очарование тем, что она дочь туземного правителя и белой женщины, - бесконечные вариации этой истории сбивали с толку даже полицейских, занимавшихся ее делом.


Наиболее увлекательными, с точки зрения ее зрителей, были рассказы об экзотических туземных обычаях, связанных с культом плодородия. Мата Хари утверждала, что с тринадцати леттанцевала обнаженной в храме, посвящая свою душу таинственному божеству. Юные восточные девы, исполняющие ритуальные пляски, необузданные мужчины, загадочные религиозные обычаи - всё это отвечало представлениям европейского обывателя о далеких восточных землях, полных нецивилизованных туземцев, а потому благосклонно принималось на веру.Отталкиваясь от своего туземного происхождения, исполнительница настаивала на своей близости к природе и критически отзывалась о европейских женщинах. Мастерски обыгрывая свою нестандартную внешность, Мата Хари сетовала на то, что они чересчур злоупотребляют косметикой. Наряды их вычурны и неестественны, считала «восточная гостья», а кроме того - сковывают движения. Более же всего ее раздражала жеманность и лицемерие, царящие в западном мире. Неизменно дистанцируясь от привычных европейских стереотипов, она всячески подчеркивала свою оригинальность. Провозглашая себя истинной носительницей культового знания, Мата Хари с презрением говорила о конкурентках по жанру, не посвященных в сокровенные тайны. По этому поводу она даже прибегала к цветистым восточным метафорам, намекая на то, что не всякая сверкающая подделка является драгоценным камнем.

Заботливо культивируемый танцовщицей образ непредсказуемой, таинственной и чувственной «дикарки», занесенной восточным ветром в Европу, приносил свои плоды. Газеты с восторгом пересказывали слухи о том, что представляя леди Годиву, исполнительница въехала на сцену на слоне, а принимая важные для нее решения (например, отправляясь в казино), советуется со змеями.Представления, в которых она танцевала, зачастую описывались самым романтическим образом - например, «Мата Хари танцует для друзей в лунном свете». Успех постановок с участием танцовщицы пресса описывала с преувеличенным восторгом, следуя законам рекламного жанра.О роскоши, в которой жила «восточная гостья», ходили легенды, говорили, что в подвале ее виллы в Нейи-сюр-Сен живут леопарды, а по саду разгуливают павлины. Частные выступления, где Мата Хари танцевала «Танец семи покрывал», порождали разнообразные домыслы об организованных ею оргиях, характеризующих не только распущенность танцовщицы, но и общее падение нравов. Ее успех у мужчин также обрастал подробностями - слухи о чудесных восточных снадобьях, позволявших ей стать неотразимой, и таинственных зельях, которыми она опаивала теряющих голову любовников, регулярно появлялись в бульварной прессе.

 

Ей приписывали импульсивность и несдержанность, присущие, с точки зрения европейца, истинной дочери Азии. Когда, уезжая из Парижа накануне войны, Мата Хари была вынуждена продать полученных в подарок лошадей, журналисты пустили слух, что своего любимца Вишну хозяйка собственноручно убила золотым кинжалом, не желая расстаться с ним.Разумеется, многочисленные интервью, в которых она описывала подробности своей «яванской истории» были всего лишь вымыслом, как и утверждения о том, что ей ведомы глубинные тайны ритуальных танцев Востока, но эти выдумки, безусловно, повышали тиражи изданий и способствовали популярности танцовщицы. Карьера ее шла в гору, и новая биография устраивала Мата Хари значительно больше, чем история Маргареты Мак-Леод. С течением времени легенда стала настолько привычной, что сама танцовщица предпочитала эту биографию реальной.