Карта сайта
Mithun.ru - российский фан-сайт легендарного актера индийского кино Митхуна Чакраборти

Образ храмовой танцовщицы - Мата Хари






Покорение артистического Парижа предприимчивая Маргарета Мак-Леод начала с поисков места натурщицы в многочисленных художественных мастерских Монмартра. Профессиональной натурщицей она не стала, а вот господин Мольер, в школе верховой езды которого она работала во время второй поездки в Париж (в 1904 году), как-то обронил, что женщина столь грациозная могла бы сделать карьеру танцовщицы.

Пропуском в круг утонченной парижской публики для нее стало знакомство с французским дипломатом Анри де Маргери - именно его протекция позволила состояться дебютному выступлению новоявленной исполнительницы в конце января 1905 года на благотворительном вечере русской певицы мадам Киреевской. Зрители были в нетерпении - салон переполняли желающие увидеть «прекрасную яванку», выступающую с экзотическими танцами под именем леди Мак-Леод. Успех превзошел все ожидания: чувственность и оригинальность номеров в сочетании с привлекательностью и личным обаянием исполнительницы не оставили равнодушным никого из зрителей. Сам господин Гиме, владелец музея искусства Востока, предложил дебютантке выступить в музейном зале - под новым псевдонимом Мата Хари.

Программа новоявленной звезды предлагала публике исключительно экзотичные танцы. Сценография выступлений продумывалась особенно тщательно, поскольку играла значительную роль в привлечении внимания аудитории и конечном успехе постановки. В ход шли не только костюмы, расшитые блестками, многоцветные вуали и звенящие украшения в псевдовосточном стиле - для декорации использовались и гирлянды живых цветов, и настоящие персидские ковры, иногда - специально изготовленный реквизит. Особую достоверность происходящему придавало использование подлинных предметов восточного искусства, в том числе экспонатов Музея Гиме. Для создания подходящей атмосферы в зале курились благовония и устраивалось особое освещение.


Плясунья представляла зрителям свое искусство как важный элемент религиозного ритуала, привлекая на свою сторону не только обывательское любопытство к экзотике и эротике, но и интерес к восточной культуре. В многочисленных интервью, полностью сжившись с образом храмовой танцовщицы, Мата Хари настаивала, что выходит на сцену исключительно для того, чтобы познакомить публику с религиозными традициями ее родного Востока. Она утверждала, что ее представления имеют особый культовый смысл и что обнаженное в танце тело на самом деле символизирует ее душу, а также жертву, принесенную в дар богам. Таким образом, исполнительница отрицала, что зрителей интересует ее женская привлекательность, а не знакомство с таинственной многовековой традицией. Исполняемым ею номерам придавали смысл не только эстетический, но и этнографический - что особенно льстило образованным представителям высшего общества.

Именно эта избранная аудитория, посещавшая ее приватные выступления в частных особняках, салонах и гостиных французской аристократии, сделала Мата Хари героиней Парижа. Среди ее высокопоставленных зрителей были члены знатнейших семей Европы, дипломаты и политики, чиновники высокого ранга, представители артистической богемы и богатые коммерсанты. Те из них, на кого необычные выступления танцовщицы произвели впечатление, не скупились на комплименты и восторженные отзывы, заложившие основу популярности Мата Хари.Благодаря удачному дебюту исполнительница-дилетантка начала профессиональную карьеру: уже в 1905 году она выступала в театре «Олимпия», шесть раз выходила на сцену «Тро-кадеро», не считая нескольких десятков частных выступлений. Зарубежные гастроли в Мадриде, Берлине и Вене укрепили ее позиции и принесли ей европейскую известность. Красноречивым свидетельством творческого роста Мата Хари становится приглашение в престижный театр «Гранд Опера» в Монте-Карло для участия в опере Жюля Массне «Король Лахорский». Успех в этой постановке означал официальное признание ее в качестве профессиональной исполнительницы.

Вершиной хореографической карьеры Мата Хари стал ангажемент в оперном театре «Ла Скала» с вознаграждением в 6000 франков. Опыт восточной танцовщицы очень пригодился ей во время этой работы - в качестве исполнительницы номера «Принцесса и волшебный цветок» в опере Глюка «Армида». Проведя в Милане зимний сезон 1911-1912 годов, позднее в текстах афиш она именовала себя не иначе как «прима-балерина театра Ла Скала».Творческий прогресс Мата Хари побудил ее к поиску новых контрактов, а также свежих тем и пластических решений для новых постановок. Она освоила испанскую «Хабанеру» и азы русского танца; газеты писали, что в поисках новых идей любимица публики отправилась в путешествие в Египет... Заинтересовавшись успехом русского балета, привезенного в Париж Сергеем Дягилевым, через своего агента Габриэля Астрюка Мата Хари попыталась получить ангажемент в его труппе. Однако это предприятие не имело успеха. В дальнейшей ее карьере ни одна из новых ролей не была столь же успешной, как ставший привычным образ храмовой танцовщицы.